Живой среди лисиц (lana_trif) wrote,
Живой среди лисиц
lana_trif

Category:
  • Mood:

Страшно и стыдно: дети генерала Панфилова

Майя Ивановна Панфилова,младшая дочь легендарного генерала Ивана Васильевича Панфилова, чья дивизия насмерть стояла на подступах к Москве в решающие ноябрьские дни 1941 года. Каждый год к празднику победы у нее берут интервью. потому как  представить ее читателям не стыдно:

 

Майя Ивановна Панфилова, младшая дочь прославленного генерала. Она – талантливый художник, поэт, педагог, общественный деятель. Свято хранит память о своём отце. Недавно выпустила книгу, которая так и называется – «О Герое Советского Союза генерал-майоре И.В. Панфилове». Создала музей Панфилова в школе, которая находится во дворе её дома. 25 июня в гуманитарном центре «Преодоление» имени Николая Островского открыла выставку своих живописных работ. Светлые пейзажи запечатлели красоту Волоколамской земли, на которой в годы Великой Отечественной войны шли жестокие бои и сражался генерал Панфилов.

Майя Ивановна с удовольствие рассказывает об отце и вспоминает эпизоды из детства, но вот о своих родственниках, а семья у генерала Панфилова была многодетной говорит очень скупо, неохотно и если только корреспондент поднажмет:

“Когда папа ушел на войну, вместе с ним ушла Валя, моя старшая сестра, в 18 лет Ее за числили санитаркой в медсанбат 316-й дивизии, командиром которой назначен отец. Она прошла всю войну санинструктором, трижды ранена. Награждена орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды и многими медалями.  Она никогда не пользовалась именем отца.  Ее очень уважали.  Когда ее за отличие в боях под Москвой наградили орденом Красного Знамени, то отец отказался его вру­чать.  «Как это так, я, отец, буду награждать свою дочь? Это же не семейное дело».  Ему говорили,  но она же заслужила, и вы должны вручить орден как командир дивизии, а не как отец.   Впервые в жизни не исполнил свой долг.  Но потом-то ей, конечно, награду вручили. Когда после гибели отца сестре предложили демобилизоваться, она наотрез отказалась.  Валентина с боями до Риги дошла.  Мечтала дойти до Берлина, но после третьего тяжелого ранения пребывание в госпитале затянулось.

Другая моя сестра, Евгения, Строгоновку закончила. Она - извест­ный художник по керамике в Казахстане. Ее работы экспонировались в Женеве, Монреале, Париже. Ветеран уже, ей за восемьдесят. На пен­сию пошла и почему-то перестала заниматься творчеством. А зря. Брат Владлен, полковник авиации, был очень похож на отца, рано ушел из жизни, первым из нас, в 59 лет.  Вышел в отставку, простудился, неудачно операцию сделали. Перед началом войны мы отдыхали в Сочи, брат и я, с родителями. А там вместе с нами отдыхал летчик-ис­пытатель Степан Павлович Супрун, высокий стройный шатен, всегда опрятный и щеголеватый, тогда уже Герой Советского Союза, удостоенный этого звания в 1940 году - за участие в боевых действиях против японцев.  (Потом, в Великую Отечественную, стал дважды Героем). Он полюбил нас с братом. Рассказывал о полетах, об авиации - вот и «заразил» брата.

И - Галя. Живет в Зеленограде, пенсионерка, у нее тоже художественные данные. На два года старше меня. Бутафором работала со мной в театре. А пошла на пенсию и как-то себя не нашла, потеряла.  На пенсии многие ломаются.”

О Гале только в одном интервью из всех. И никто из сестер и их детей не общается с Галей. А почему?Стыдно и страшно наверное..

“ После гибели положено было дать какой-то паек, какие-то деньги. А потом мы в Казах­стан отбыли, хотели там остаться.  Но позже, когда мама поехала с подарками на фронт, ее вызвали в Москву. Вручая отцовскую награду и грамоту Героя Советского Союза, Калинин спросил «Мария Ивановна, а как вы думаете дальше жить, где?» Сказала, что уехали в Ал­ма-Ату, думаем, может, там обосноваться. Калинин на это заметил, что Иван Васильевич никогда не имел постоянной квартиры, свое­го местожительства, но он отдал жизнь за Москву, и его семье надо здесь жить. И мы снова приехали в Москву. Относились к нам  хорошо, ничего не могу сказать, отно­сились замечательно. Получали государст­венную помощь до окончания образования. Я получила образование - и на этом государст­венная помощь закончилась. Считаю это нор­мальным. Мы по натуре люди очень скром­ные. Никогда нигде не бравировали именем Ивана Васильевича - не жили за его счет. Что я заслужила, что заработала своими рука­ми, своей энергией, своей головой, то и полу­чила. Жизнь была сложной. Дети выросли, квартиру пришлось разменять. Рано потеряла мужа. Он - инвалид войны, умер в 1967. До­чери было всего восемь лет. “

Разменяли большую московскую квартиру сестры после смерти матери.  Еще оставалась роскошная дача, но и ее продали. Вернее Галина продала, продала дачу и свою квартиру в Москве, взамен получив однокомнатную на первом этаже многоэтажного нового дома(в 90 дело было). С небольшой доплатой веселым  ушлым людям. Люди эти приезжали к Галине на дачу, привозили выпить и за разговорами и выпивкой заключили сделку. Вряд ли дочери генерала тогда осознавали реальную рыночную стоимость своих квартир и земель. А тут сразу денежка на руках.

Но вот жить в Зеленограде, в районе бывшей деревне Крюково, тогда только застраивающейся, Галине, привыкшей к театральной тусовке и золотой молодежи, было тяжко. И она начала выпивать. Пенсия повышенная вполне позволяла. А по нынешнем временам большая пенсия и отдельная квартира богатство.

Стали к Галине Ивановне социальные работники присматриваться и углядели ее алкогольную слабость. Никогда бутылочку не отказывались принести, веселили и отписала Галина Ивановна квартиру государству за уход и доверила получать пенсию. На том все радости и закончились.

Иногда к ней заходила соседка, но все реже и реже, так как неприятны были эти визиты. Квартира не убрана, Галина Ивановна выпиши сильно. И вот на днях остановилась эта соседка с консьержкой поболтать и вдруг слышит скребется кто-то за дверью квартиры Галины Ивановны и вроде как “помогите” слышится.

Спросила консьержку, а та красными пятнами пошла вдруг и говорит, что ничего не слышит. Соседка оказалась настойчивой и выяснила. что у консьержки есть ключ от квартиры, оставлен работниками социальной службы на хранение, но открывать квартиру  строго на строго запрещено. Со скандалом и остатками совести у консьержки, дверь открыли. А за дверью фильм ужасов. Старуха от которой остались кожа и кости, в кровь разбитые руки, которыми она стула в дверь и просьба дать воды.



Выяснилось, что уже две недели как закрыли дверь на ключ и ушли государственные помощники. Предварительно поставив на окна решетки. В доме не воды ни хлеба. Отключен телефон и записная книжка с телефонами родственников пропала. Соседка напоила, уложила на кровать, но и все…консьержка до смерти боится старшую по подъезду, которая дружит с работниками социальной помощи.

А у Майи Ивановны опять взяли интервью к 65 юбилею победы….Страшно и стыдно.Страшно

 

 

 

 

 

 

 

 

-

Tags: генерал Панфилов, социальные службы, страшно, стыдно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments